Рудольф Нуриев

Бог Танца и Порока

 

Нет в мире другого такого танцора, который бы оказал столько влияния на историю, развитие и восприятие балета, как Рудольф Нуриев. Он изменил взгляды людей. Мальчик из маленького уральского городка стал виновником перемен в целом искусстве", - так начинает свою биографическую статью о Нуриеве танцевальный критик и биограф мастера Джон Персивал. 

Кто же он такой, этот Нуриев? Для одних - гений танца, для других - предатель родины, для третьих... Даже фамилию знаменитого танцора пишут по-разному: то Нуриев, то Нуреев. С фамилией еще можно разобраться: если верить прессе, сам танцор разночтения объясняет тем, что по паспорту и другим документам он значится Нуреевым, но во всем мире его фамилию пишут и знают как Нуриев. А с остальным? Но обо всем по порядку.

РОЖДЕННЫЙ В ДВИЖЕНИИ

 

Официальной датой рождения Рудольфа Нуриева принято считать 17 января 1938 года. Поскольку Рудольф должен был родиться несколько позже, то в тот день мать танцора Фарида с дочерьми ехала на поезде к своему мужу Хамету, служившему комиссаром в Сибири. Нуриев так и родился в поезде, неподалеку от озера Байкал. Вскоре после рождения сына Хамета Нуреева - простого татарского крестьянина, сумевшего воспользоваться переменами, которые произошли в стране после Октябрьской революции 1917 года и в итоге дослужившегося до чина майора - переводят в Москву. Но в 1941 году, после нападения на Советский Союз Германии, семья эвакуируется в Уфу, где и проходят детские годы Нуриева.

Как вспоминал танцор позднее, зимы в Уфе были такими долгими и холодными, что у него замерзали сопли на носу. Время было очень тяжелое: шла война с Германией, основной пищей для будущего танцора был вареный картофель, а когда пришла пора идти в школу, то идти оказалось не в чем - пришлось надевать пальто одной из сестер. Однако в Уфе был хороший оперный театр, в свое время там дебютировал сам Шаляпин.

В канун нового 1945 года мать Нуриева Фарида всего с одним билетом на руках провела всех четырех детей на балет "Журавлиная песня" в котором главную партию исполняла башкирская балерина Зайтуна Насретдинова. Тогда-то юный Рудольф Нуриев и решает стать танцором. Свое желание Нуриев начал исполнять в кружке народного танца местного Дворца Пионеров. Способности мальчика не остались незамеченными - Рудольфа рекомендуют в ученики к солистке балета Анне Удальцовой, которая, вместе с подругой Еленой Вайтович, убеждает Нуриева в необходимости развивать свой талант в Ленинграде, в одной из лучших балетных школ в мире.

ПРЫЖОК К СВОБОДЕ 


Прежде чем оказаться в городе революции, Нуриев, которому тогда было 15 лет, танцует во втором составе Уфимского оперного театра. В один прекрасный день он выезжает с театром на 10-дневные гастроли в Москву, где находит время, чтобы попроситься на просмотр в Школу балета Большого театра. Ему дают место, но, в последний момент Рудольф решает испытать судьбу и пробует осуществить мечту: поступить в Ленинградское хореографическое училище. На последние деньги покупает билет до Ленинграда и оказывается зачисленным со словами: "Вас ждет или блестящее будущее или большое разочарование. Второе более вероятно."

Разочарования не последовало: в 1958 году, после окончания училища, Нуриева берут солистом в один из основных балетных театров страны - театр им. Кирова (в настоящее время ему возвращено название Мариинский театр). За последующие три года работы в театре им. Кирова Нуриев исполнил 14 партий, включая главные в балетах "Дон Кихот", "Жизель", "Лебединое озеро", "Баядерка", "Спящая красавица". Своим исполнительским мастерством, пронизанным особой страстью, и собственным нестандартным прочтением каждой партии он завоевывает сердца многочисленны поклонников. У Нуриева даже образуется свой клуб поклонников, которые не пропускают ни одного выступления артиста.

В 1961 году труппа театра им. Кирова отправляется на свои первые заграничные гастроли. Нуриев едет с театром. Однако обратно в СССР театр едет без Нуриева - танцор просит политического убежища на Западе.

Считается, что решение Нуриева не возвращаться в Союз - во многом заслуга КГБ. В Париже танцор вместо покорного высиживания вечеров в гостинице и организованного посещения достопримечательностей на экскурсионном автобусе в сопровождении сотрудников органов, дни и ночи пропадал со своими новыми парижскими знакомыми в ресторанчиках и кафе. Нуриева решили наказать: когда труппа собралась в парижском аэропорту для перелета в Лондон, Нуриеву вручили билет до Москвы, объяснив это необходимостью танцевать на правительственном приеме в Кремле.  

Вот как описывает Нуриев свои переживания той минуты: "Я почувствовал, как кровь отхлынула от моего лица. Танцевать в Кремле, как же... Я знал, что это повлечет: я навсегда лишусь заграничных поездок и звания солиста. Меня предадут полному забвению. Мне просто хотелось покончить с собой". Чтобы остаться на Западе, нужно было любым способом попасть в руки французской полиции. Это было не так-то легко - за Нуриевым был приставлен персональный опекун из КГБ. Но Нуриев сумел вырваться из-под присмотра и совершить немыслимое па в сторону своих новых французских друзей, которые, узнав о намерении Рудольфа остаться, привели двух полицейских. Позднее этот прыжок западные репортеры назовут "прыжком к свободе", а у себя на родине выдающегося танцора приговорят к 7 годам лагерей заочно. 

 

Марго Фонтейн и Рудольф Нуриев.

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ


Нуриева сразу приняли на западной сцене. В феврале 1962 года он подписывает контракт с Лондонским королевским балетом и солирует в нем вместе с партнершей Марго Фонтейн вплоть до 1970 года. А в 1977 году, когда Королевский балет искал нового директора, Нуриев рассматривался как один из основных кандидатов, но артист отказался от должности - он хотел продолжать танцевать. Впрочем, через шесть лет - в 1986 году - Нуриев занимает пост руководителя парижской Гранд-опера и руководит ей в течении шести лет.


Его популярность была огромна: однажды Нуриев в течении недели дал интервью двум журналам - Time и Newsweek. Оба издания рассчитывали напечатать эксклюзивные материалы и не подозревали о подвохе, а Нуриев просто не мог отказать ни одному из них. В итоге его интервью разошлись общим тиражом в 10 млн. экземпляров.

Величайший талант на сцене сочетался с ужасным характером в жизни. Выдающийся российский танцор Игорь Моисеев рассказывал, что ему так и не удалось развить отношения с Нуриевым - они разругались в первый вечер знакомства, по дороге из дома в ресторан, где собирались поужинать.
Другой неприятной чертой Нуриева была выраженная скупость. За выступления мастер запрашивал баснословные гонорары и при этом никогда не носил карманных денег: везде, и в ресторанах и в магазинах за него платили друзья. При этом Нуриев мог спускать десятки тысяч долларов на покупку сомнительных предметов искусства и антиквариат. Его парижская квартира была буквально забита такими вещами, особенно нравились танцору живопись и скульптура с обнаженными мужскими телами. Отдельной страстью были дома и квартиры: в Париже, в Нью-Йорке, в Лондоне.., у Нуриева был даже свой собственный остров в Средиземном море. Состояние Нуриева оценивалось в 80 млн. дол.



ДРУГАЯ ЛЮБОВЬ 


В своей книге "Рудольф Нуреев на сцене и в жизни" Диана Солуэй пишет: "Рудольф долгое время не признавал себя гомосексуалом. Со временем он стал обращаться за сексуальным удовлетворением только к мужчинам. "С женщинами надо так тяжко трудиться, и это меня не очень удовлетворяет, - говорил он спустя годы Виолетт Верди. - А с мужчинами все очень быстро. Большое удовольствие". Он никогда не скрывал своей ориентации и заявлял о ней сравнительно открыто, но при этом очень умело уходя он открытых вопросов прессы. "Знать, что такое заниматься любовью, будучи мужчиной и женщиной, - это особое знание", - одна из излюбленных загадочных фраз Нуриева. 
Едва ли не первая и, по мнению многих биографов, главная любовь Нуриева, которую он пронес через всю жизнь, был датский танцор Эрик Брун, с которым Рудольф познакомился в Копенгагене. Их роман длился до 1986 года, когда Брун умер от СПИДа.

Незадолго до этого - в ноябре 1984 года Нуриев - сам сдал анализ на ВИЧ, который оказался положительным. При этом, по мнению врачей, танцор был болен уже как минимум четыре года. С ВИЧ инфекцией великий танцор прожил более 10 лет и умер 6 января 1993 года. Рудольф Нуриев похоронен на кладбище Сен-Женевьев де Буа в пригороде Парижа.

Могила Рудольфа Нуриева на кладбище Сен-Женевьев де Буа в пригороде Парижа.