Контактная импровизация

Танцы бывают разные. В привычном для нас понимании, танец – это набор определенных движений, выполняемых под характерную для того или иного стиля музыку. Но правила для того и существуют, чтобы их нарушать. Именно так поступил в 1972 году Стив Пэкстон, танцор Джадсон Чарч Театр (Нью-Йорк), работавший ранее с одним из известнейших хореографов в стиле модерн Мерсом Кэннингемом. Во время пребывания на Гранд Юнион, конференции в Оберлин Колледже, он показал работу, в которой он и еще 11 танцоров в течение 10 минут непрерывно сталкивались, валялись, прыгали и бросали друг друга.

Эта работа была названа "Magnesium"(Магний), и именно она стала отсчетной точкой для нового вида искусства – контактной импровизации.Вскоре после этого Стив Пэкстон собрал 15 лучших атлетов обоего пола, которые обучались у него год или два, для исследования принципов и возможностей коммуникации выявленных в "Magnesium". Первая неделя была проведена в репетициях. Во время второй по пять часов в день они публично демонстрировали рабочий процесс в галерее Джона Вебера в NYC. 
В начале 1973 Стив Пэкстон, Курт Сиддал, Нэнси Старк Смит, Нита Литтл и Карен Радлер совершили тур по Западному Побережью проводя мастер-классы по контактной импровизации и организуя выступления. Атмосфера выступлений была неформальной: без музыки, специального освещения и костюмов, зрители вокруг, дуэты и трио, чередующиеся с сольными танцами. В продолжающийся диалог о развитии контактной импровизации вскоре включились сотни других индивидуумов и групп.

 

Сам Стив Пэкстон в своей работе под названием «О контактной импровизации» писал:

 

«Контактная импровизация — это деятельность, родственная со знакомыми нам дуэтными формами, такими как объятие, борьба, восточные искусства и танец, охватывающая диапазон движения от спокойного и без усилий к высоко атлетическому. Острые необходимости формы диктует способ расслабленного, постоянно осознаваемого и предугадываемого движения, находящегося в потоке.Основа в том, что танцоры остаются в физическом контакте, взаимно поддерживающем и инновационном, медитируя над физическими законами: гравитацией, импульсом, инерцией и трением, относящимися к их массе. Они стремятся не достигнуть результата, а скорее встретиться с постоянно изменяющейся физической реальностью, соответствующей расположению и энергии».

 

Он был уверен, что контактной импровизации научить нельзя, но ей можно научиться.

Для контактной импровизации было необходимо как минимум два человека. Это форма танца, позволяющая партнерам вести спонтанный телесный диалог на невербальном уровне играя с силами гравитации, инерции, используя друг друга в качестве опоры, находя в прикосновении почву для импровизации, вдохновение для творчества. При этом тела танцующих подготавливаются, настраиваются таким образом, чтобы, сохраняя необходимую безопасность, дать себе возможность проявить максимальную свободу и раскрепощенность, открывая себя для эмоционально насыщенного взаимодействия, проявляя естественную красоту индивидуальности. Это процесс исследования способности сознания слиться с телом в настоящем моменте, способности сознания оставаться "здесь и сейчас" при непрерывном изменении внешних условий, новый технический подход, требующий работы как непосредственно с физическим телом, так и с мыслительным процессом, воображением.

Внешне контактная импровизация напоминает сон: люди двигаются, как сомнамбулы, прикасаются друг к другу то кончиком пальца, то всем телом, медленно падают и катаются по земле. А то вдруг взлетают, отталкиваясь от партнеров – невысоко, но достаточно, чтобы зритель понял: только в контактной импровизации движение обретает особый смысл. Будучи свободным движением, контактная импровизация не имеет ни малейшего отношения к любому зацикленному на форме танцу. Но хорошо отрепетированную контактную импровизацию можно разглядеть и в авангардных постановках модных хореографов. 

Контактная импровизация - это многообразное явление прежде всего, современного искусства перформанса (на пересечении театра и танца), при некотором упрощении ее также можно считать художественным видом спорта. Нельзя не отметить то, какое положительное влияние может иметь эта практика на здоровье. Ее вполне можно назвать танцевальной терапией. С такой же легкостью можно идентифицировать ее как коммуникативную практику, что приближает этот вид искусства к психотерапии. Все это позволяет оценивать контактную импровизацию как значимое социальное явление.

Контактная импровизация как танец и как практика позволяет освободить тело от физических зажимов, увеличить чувствительность и свободу движений тела, расширить представление о своих физических возможностях, а также о возможностях себя как творца, создателя контактного танца, сейчас, в это мгновение, с этим партнером.

Контактная импровизация позволяет совместить удовольствие от танца, общения с партнером, юмор и непосредственность поведения, живой человеческий диалог с телесной практикой. Практикой, позволяющей быть свободным и спонтанным, осознанным и смелым в танце и в жизни.
Все это стало возможным, благодаря заимствованным из боевых искусств знаний о принципах естественного и безопасного движения тела в пространстве.

Именно поэтому контактная импровизация – доступна всем без исключения, потому что речь идет не о разучивании и подражании какому-то определенному стилю, а скорее об осознании и практике принципов естественного движения, основанного на движении без напряжения в теле (даже когда мы прыгаем или поднимаем партнера) и осознанной работы с центром и периферией.

Контактная импровизация позволяет использовать свой телесный опыт в создании танца. Ведь даже если вы никогда не занимались танцем, вы всю жизнь упражнялись в понимании законов гравитации. Во время еды и сна, на работе, в горах и в пустыне.
Во время занятия контактом у вас есть возможность привнести в танец свой опыт танцевальный или жизненный – не имеет значения. Любое движение или его отсутствие в контактной импровизации - это творческий акт. Это твоя песня, твое произведение искусства. Ведь самое главное – это согласие на танец-диалог, как совместное путешествие, в этот момент времени, в этой точке пространства.